Интервью. Черная Книга как свидетельство хищничества и жадности

© Sputnik / Vladimir Fedorenko / Перейти в фотобанкПолигон промышленных отходов
Полигон промышленных отходов - Sputnik Молдова
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Конкурсная работа в номинации "Лучшее интервью". Автор - Дашевский Олег.

Чтобы проголосовать за данную конкурсную работу нажмите кнопку "Нравится" (изображение поднятого вверх большого пальца руки, которое располагается непосредственно под размещенной на сайте работой).

Эту книгу можно было бы назвать Скорбной или Катастрофической, но в Молдове она носит название Чёрной и сигнализирует населению, что творит оно с окружающей средой. Экологическое сообщество республики отчиталось перед общественностью о выпуске второго, дополненного издания Черной книги на 2014 год. Подробнее об этом рассказывает председатель кишинёвской территориальной организации Экологического движения РМ Владимир Гараба.

А ртуть и ныне там…

— Какие изменения внесены в Чёрную книгу в сравнении с прошлым изданием?

— По сравнению с прошлым годом — небольшие, местами поменяли порядок перечисления некоторых проблем по принципу актуальности. Остались всё те же серьезные проблемы, которые характерны для больших городов и, в первую очередь, для Кишинёва.

На первом месте — вопрос отходов, причём он имеет несколько составляющих. Это складирование твёрдых бытовых отходов, которые сегодня сваливают на окраине столицы, на неподготовленной территории и без необходимой документации, что полностью соответствуют понятию "незаконная мусоросвалка".

Речь идёт и о строительных отходах, завалы которых растут на окраине города. Десятки гектаров земли усыпаны разного рода отбросами и мусором. Население боится заражения почвы токсичными отходами. Мы никак не можем подойти, наконец, к утилизации миллионов ртутьсодержащих люминесцентных ламп. Не перерабатываются также автомобильные аккумуляторы и фильтры, вышедшие из строя, с истекшим сроком годности. Предприятия продолжают поставлять токсичные остатки. Таково трио главных проблем, связанных с отходами.

Ну и, конечно же, качество воздуха в Кишиневе не выдерживает никакой критики. Состояние зелёных насаждений нас тоже очень тревожит. Главное бедствие — неуклонное сокращение площади зелёных зон ввиду незаконной вырубки под строительство. Приняты решения через МСК и судебные инстанции, которые обязывают примэрию выделить участки под строительство в зелёной зоне. Нигде в мире подобного не встретишь. Ввиду этого площадь насаждений постоянно сокращается.

Второй аспект — это ухудшение качества самих деревьев: в парках, лесопарках, вдоль дорог. Деревья посажены 50-60 лет назад, и их постепенно надо заменять на молодые. Но этого не делают. Вдоль дорог аллеи всё редеют, и на месте вырубленных сажают деревья в основном только в центре. В парках деревья и кусты сохнут и не заменяются. Мало сажается декоративных растений. Раньше они высаживались в большом количестве, но постепенно засыхали, умирали, и на месте погибших сорта красивоцветущих декоративных растений почти никто не сажает. Только местами встречаются однолетние цветы, а многолетники ушли в прошлое.

Мусору — сортировку и переработку!

— Если можно, вернемся к свалкам. Почему молчат жители села Бубуечь, к которому свозят мусор? Цынцаренцы были очень активными и добились консервации свалки у села.

— Цынцаренский полигон — в 35 км от столицы и для Кишинёва не представляет угрозы. Зато есть некоторая опасность для жителей близлежащих сёл. Но там всё же более или менее соблюдается порядок на мусоросвалке. Однако ныне она является недействующей. А несанкционированная свалка у Прункул опасна и для людей, и для природы.

Там не очень много народу проживает поблизости. Однако, во-первых, стопроцентно загрязняются грунтовые воды, и они будут отравлены ещё долгие десятилетия, если не столетия. Воздух загрязнён ввиду распыления отходов, процесса гниения, разноса ветром и т.д. Даже на большом расстоянии невозможно дышать. Биоразнообразие окружающей среды очень страдает, растительность гибнет. Загрязненная вода просачивается в грунт, стекает в реку Бык, попадает в колодцы. Наша цель — как можно скорее закрыть эту мусоросвалку. Уже и места там нет, начинает подниматься гора. Надо расконсервировать цынцаренский полигон и везти мусор туда.

— Какова ситуация с утилизацией отходов по республике?

— Есть примеры мусоропереработки в Унгенах. Начинается раздельный сбор отходов, что, однако, не носит массового характера из-за отсутствия инвестиций. Разве что в отдельных райцентрах и в некоторых селах происходит сортировка, где ощущается поддержка ЕС (проекты раздельного сбора отходов и мусора). Хотя желающих разместить у нас свои предприятия много, но местные органы власти на это идут неохотно. Видимо, не совпадают интересы всех этих групп, партий и т.д., которые разделили власть в городах и республике и не могут прийти к согласию.

В Кишинёве это происходит еще и из-за отсутствия единства в работе и взаимопонимания МСК и примэрии. Не могут прийти к единому мнению по поводу тендера на новое предприятие по переработке отходов. То же наблюдается и в других районах.

Но сейчас концепция меняется. Речь идёт о долгосрочном проекте районирования — создании пяти-шести центров переработки отходов, куда будут свозиться все отходы из городов и сел. Эта сложная и дорогостоящая работа по примеру Европы, думаю, будет осуществляться поэтапно. На юге уже есть подвижки, на севере намечен такой центр. В столице центром переработки может стать сам Кишинёв. Основой утилизации отходов должны стать сортировка и переработка.

Быку — одновременную очистку русла!

— По поводу очистки чрезвычайно заиленного Бычка… Хоть что-то сделано?

— Мало что. Очистка очень нужна! Была предпринята попытка в прошлом году очистить дно реки на одном участке. Но если довольствоваться малым, то дальше может произойти восстановление уровня ила на том участке, если не будет проведена работа от Флорен и Сынджеры до Гидигича.

У примэрии нет средств на такую работу за короткий промежуток времени. Намерены чистить реку небольшими сегментами. Мне кажется, что это бесполезно. Постепенно ил вернётся. Поэтому надо капитально и в как можно более сжатые сроки очистить реку от ила, облагородить берега и построить в городе ливневую канализацию, которая решит проблемы реки Бык на все сто процентов. Есть ливневая канализация на нескольких участках, но этого недостаточно. Нужны вложения в сотни миллионов лей.

Платные и перехватывающие парковки

— Что можно сделать, чтобы избавить столицу от ужасающей автоперегруженности?

— Мы даже не знаем, насколько высок уровень загрязнения. У нас пять старых станций по отбору проб, аппаратуре — по 40-50 лет. Данные гидрометцентра в большинстве случаев не соответствуют действительности. Но даже по ним концентрация газов и пыли в воздухе столицы превышает допустимые нормы. В этом виноваты городские власти, которые не смогли справиться с возросшим потоком машин. В городе предусмотрен поток 100-120 тысяч единиц транспорта. А у нас зарегистрировано свыше 400 тысяч, еще более 100 тысяч каждый день прибывают из районов. Может, и не все зарегистрированные ездят, но, думаю, всё равно перегруз — вдвое-втрое. Скорости низкие, при этом увеличивается выхлоп газов в два-три раза. И все мы, соответственно, дышим отравленным воздухом.

Можно было бы предпринять ряд мер — и мы их неоднократно предлагали. Эффективной мерой для транспорта, который прибывает из районов, стала бы объездная дорога. Её прокладка планируется. А также нужно сделать перехватывающие парковки на окраинах. Однако об этом никто не хочет думать. Но ведь иначе нельзя уменьшить поток транспорта.

И, самое главное, — необходимы платные парковки. Они дадут сотни миллионов лей дохода городскому бюджету, уменьшат поток транспорта в центре за счёт того, что многие водители не согласятся тратить деньги и оставят машины дома. Наши исследования, проводившиеся раньше, показали: водители были бы согласны — при наличии хорошо организованного общественного транспорта — оставлять возле домов и в гаражах свой личный транспорт. Так мы могли бы минимум наполовину сократить поток транспорта по центральным улицам, а значит, уменьшить их загазованность и запыленность.

Перегрев воздуха из-за вырубок парков: разница между Кишиневом и окраинами — до 3 градусов

— Кишинев стремительно теряет зеленый свой убор: достояние народа идёт под топор, паркам грозит превращение в скопища элитных коттеджей или в торгово-развлекательные кварталы. Возможно ли это варварство остановить?

— Нет у нас надежной статистики. Если парки и скверы взять на учёт, то площадь зелёных насаждений, которые находятся внутри жилых массивов, на территории предприятий, учреждений, пока имеют высокий процент. Однако за 20 лет наш "зеленый друг" потерял около 1000 га насаждений.

Примэрия отказывается признать свою роль в этом, но ничем не может доказать обратное. Только в прошлом году потеряны 30-40 га. Незаконное строительство в зелёных зонах привело к снижению их площади. Как следствие — перегрев воздуха. Уже сейчас разница температур между городом и близлежащими селами в летнее и зимнее время, днём и ночью составляет 2,5-3 градуса. И концентрация парниковых и токсичных газов в воздухе продолжает расти.

Надо объявить мораторий на выделение участков для строительства в центральной части города, в целом, и в зеленой зоне, в частности. Будущему новоизбранному примару и мунсовету нужно собраться и поставить задачу: не разрешать нигде и ничего строить, если это зелёная зона. А если у кого-то есть желание строить, то пожалуйте на периферию, где сотни гектаров свободных: Чеканы, Ботаника… Понятное дело, центр города прибыльнее.

Лента новостей
0