Яков Грибиненко: "В 16 лет я впервые "отравился" театром"

© Photo : театр "С улицы Роз", пресс-службаСпектакль "Мертвые души" театра "С улицы Роз"
Спектакль Мертвые души театра С улицы Роз - Sputnik Молдова
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Конкурсная работа в номинации "Лучшее интервью". Автор — Алиса Кожухарь
Чтобы проголосовать за данную конкурсную работу нажмите кнопку "Нравится" (изображение поднятого вверх большого пальца руки, которое располагается непосредственно под размещенной на сайте работой).

Идти по течению или идти за мечтой? Наверное, этот выбор вставал перед каждым человеком творчества: не так-то просто взять и положить свою жизнь на алтарь искусства. "Какой театр? Это все романтика" — поступив на юриста, мечты Якова о сцене совсем не давали ему покоя. Выбор уже сделан, но может еще можно все изменить?

Знакомьтесь — Яков Грибиненко, однажды воплотивший свою юношескую мечту, актер Государственного Молодежного Драматического Театра "С улицы Роз".

— Немногим известно, но именно отец приоткрыл вам занавес театра и познакомил вас с искусством. Как это случилось?

Это случилось, когда мне было 16 лет. До этого я уже выходил на сцену в школьных постановках, но именно осознанно в 16... Это было в доме детского творчества "Лучеафэрул", г. Басарабяска, я сыграл в поставленной моим отцом миниатюре по рассказу Чехова "Смерть чиновника". Я играл чиновника Червякова, мнительного и трусливого человечка. Тогда я впервые «отравился» театром, он влез в мои жилы и сосуды, чувство публики и адреналина навсегда унесли меня в великий его мир.

— В Бессарабском любительском театре вы участвовали в постановке "Безымянная звезда". Было ли это первое знакомство со сценой?

"Безымянная звезда" являлась первой серьезной работой, где я впервые сыграл драматическую роль, хоть и не имел школы. Этот спектакль был поставлен моим отцом в память о моей маме, которая также играла в любительском театре "Дебют".

— А когда пришло осознание, что сцена — это ваше?

Может, это нескромно... Но я всегда думал, что сцена — это мое. Даже не помню, в какой момент жизни я об этом задумался и осознал. Для меня сцена—это не только театр. Я часто любил перевирать и надумывать, рассказывая какие-нибудь истории в различных компаниях друзей. Я всегда приковывал внимание слушателей. Выдумывал странные и смешные истории из жизни. Всегда старался быть душой компании. Всегда хотел, чтобы говорили обо мне и о моем жизненном опыте. Я всегда нуждался во внимании, может, поэтому и попал на сцену.

— Расскажите про тот самый переломный момент, когда вам нужно было сделать выбор, с чем связать свою жизнь и куда поступать

Когда я окончил школу, театр был отброшен. Все это романтика. Из любви ко мне, родители хотели меня направить на путь, где я смог бы материально обеспечить свою жизнь. Было решено, что я поступлю на юридический факультет и параллельно окончу сержантские военные курсы, чтобы по итогу стать либо военным, либо полицейским. Я быстро согласился, хоть и немного сопротивлялся. Карьера военного меня манила, но потом я стал осознавать, что манила не сама карьера, а возможность поиграть в военного, как поиграть и во все остальное. На лекциях по праву, вместо того, чтобы слушать преподавателя, я уходил в мечты о съемках и театре. После года обучения на юридическом и получения звания младшего сержанта запаса на военной кафедре, я решил, что стану актером. Это было нелегко принять. Я боялся. Дрожал и плакал по ночам: "А что если не получится поступить?". Но судьба есть судьба. Я попал к лучшему мастеру в мире — Юрию Аркадьевичу Хармелину.

— Еще с первого курса вас активно задействовали в спектаклях, даже дали роль в достаточно сложной психологической пьесе "Америка России подарила пароход". В вас сразу заметили потенциал?

Мой мастер и мой режиссер, Юрий Хармелин, видит очень далеко и глубоко. Порой видит то, что не видим мы, его ученики. Потенциал? На тот момент я не думал, что я уже готов на главную роль. Когда, после моего экзаменационного отрывка по рассказу А. Чехова "Мститель", он предложил сыграть роль Романа в спектакле "Америка России подарила пароход", я был в панике: "Как я это сделаю?!". Но мой мастер настолько растворился во мне и заботливо окунул в азы актерского мастерства, что я и не заметил, как сыграл премьеру.

— Вы часто вступаете в амплуа героев-подлецов, например, в "Дорогой Елене Сергеевне" это был Володя, предатель Сергей в "Леди Макбет Мценского уезда", ну и, конечно, Новацкий во всеми любимом спектакле "ЧМО". А какие роли вам самому ближе?

Каждая роль прекрасна и вкусна, и чем отдаленнее от меня характер роли, тем интереснее. Это вызов. Вызов на то, смогу ли я примерить это на себя правдиво. Мой мастер меня научил любить все свои роли одинаково. Даже такую роль, как Пончик из спектакля «Незнайка и его друзья». Я не могу одну роль любить больше другой. Другая роль будет ревновать и мстить, и вылезет когда не надо. Ну, представьте, что, играя Новацкого, жестокого и дерзкого, вдруг вылезет Пончик.

— А каких качеств требует от актеров сцена?

Уважение, любовь, честность. Но главное — любовь. Нужно любить ее, как никогда. А любовь выражается в самоотдаче. На любой сцене, даже не на своей.

— Кстати о любви! Ваша супруга, Аэлита, так же является артисткой театра "С улицы Роз". Были ли у вас дуэтные роли с ней?

Мы с Аэлитой в 70—ти процентах спектаклей в дуэте. Только состоим в разных отношениях. В спектакле "Наш городок" Уайлдера, она моя мать. В спектакле "Леди Макбет Мценского Уезда" Лескова, она моя возлюбленная, Катерина Львовна. В спектакле "Дорогая Елена Сергеевна" Разумовской, она моя учительница и так далее.

— И как по ощущениям работать с женой как с партнером по сцене?

Она меня чувствует, как никто. Она знает меня наизусть, все мои фибры. Часто спрашивают: "Вы же муж и жена, как вы можете верить на сцене, что вы друг другу кто-то иной?". Я отвечаю, что наоборот, так как в жизни мы любим друг друга, мы с такой же силой любим друг друга и на сцене, помогая верить, что мы другие персонажи. Мы проживаем через главное правило «петелька-крючочек». Я отдаюсь ей, а она мне.

— Считаете ли вы себя примером для подражания?

Я об этом стараюсь не думать. А если думаю, то очень ругаю себя. Мне кажется, что это звездность. Я просто стараюсь делать все хорошо. Делать так, как меня учит искусство театра и мой мастер Юрий Хармелин. Если я буду всегда сохранять культуру театра, то те, кто идут следом, будут делать также.

Сегодня эти мысли о жизненной путанице снова напомнили, что никогда не поздно все изменить. Вся наша жизнь полностью зависит от нашего выбора. Она создает препятствия, проверяя наше стремление овладеть желаемым. Она состоит из рисков, ошибок, из моментов, когда ты полностью отдаешься своим чувствам и ощущениям, наблюдая за тем, как она меняется, и как меняешься ты.

Разве она, жизнь, стоит того, чтобы бояться следовать своим мечтам?

Чтобы проголосовать за данную конкурсную работу нажмите кнопку "Нравится" (изображение поднятого вверх большого пальца руки, которое располагается непосредственно под размещенной на сайте работой).
Лента новостей
0