Микрофон - Sputnik Молдова
Культура
Все о культуре, музыке, театре, живописи и модных трендах в Молдове и в мире – читайте на Sputnik Молдова.

Зловещая тайна Мунчештского кладбища в Кишиневе

© Sputnik / Николай КостыркинТроицкая церковь и Мунчештское кладбище в Кишиневе
Троицкая церковь и Мунчештское кладбище в Кишиневе - Sputnik Молдова
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Кладбище на Мунчештской улице - одно из самых старых из сохранившихся в Кишиневе и до сих пор действует, равно как и действует на местных жителей и то, что часть погоста была снесена, а на освободившемся месте построили дома.

Николай Костыркин, Sputnik Молдова

Если сегодня мы, кишиневцы, ругаем наше извечное бездорожье, от которого не спас во время одно даже "гений" инженера Пронина, то когда-то именно плохие дороги стали причиной возникновения в нашем городе одного очень интересного и загадочного места.

Итак, представьте себе, Кишинев, середина XIX века. В самом центре тогдашней столицы Бессарабской губернии дороги были исключительно грунтовые. Для детей века XXI поясню — никакой брусчатки, ныне считающейся уже достоянием истории. А асфальт был тогда даже не из разряда научной фантастики. Хороший дождь был способен превратить любой город того времени в средостение грязи. Прощай, дорогая обувь! Здравствуйте, дорогие экипажи в аренду! Но это для тех, кто позажиточнее. А простым горожанам в дождь было в ту пору лишь дома сидеть да в окно поглядывать.

И, если такое творилось в самом Кишиневе, то что тогда говорить о пригородах, к коим относилась Мунчештская магала, мимо которой проходит — ныне в виде улицы — древний торговый тракт. В непогоду и первые несколько дней после разгула стихии местные жители, — верующие, как и все в Бессарабии, — не могли добраться ни до Чуфлинского и Святогеоргиевского храмов, чтобы отстоять службу, ни уж, тем более, до Армянского кладбища, чтобы предать земле своих близких.

И тогда житель магалы купец Грэдинару профинансировал строительство православного храма. А Василий Пурчел, владелец кирпичного завода, который до сих пор стоит на улице Заводской, подарил церкви две десятины земли под кладбище.

Первый камень церкви был заложен в 1858 году. Спустя 11 лет строительство завершили. А сегодня во внешем виде и внутреннем убранстве этого места культа чувствуется недавно проведенный капитальный ремонт.

Правда, по непонятным причинам, табличка при входе в храм Святой Троицы гласит о том, что появление здания относится лишь к концу позапрошлого века.

С тех пор и до сего дня храм работает, как говорится, без выходных и праздников. Даже в советское время его ни на день не закрывали.

Теперь же и храм, и прилегающий к нему погост являются памятниками культуры и охраняются государством. А прах купца Грэдинару (Градинаря), как главного ктитора (по-современному, спонсора) церкви, был захоронен в западной стене этого здания.

Настоятель храма, представившийся отцом Василием, тезка заводовладельца, подарившего землю под местное кладбище, с увлечением рассказывает мне эту историю.

— Мы изначально знали, что Грэдинару похоронен в стене храма, но не имели никаких данных о точном местонахождении погребения. Даже обустроили импровизированное надгробие внутри церкви, чтобы хоть как-то обозначить, чьи останки здесь лежат. И вот пару лет назад, когда во время ремонта здесь меняли полы, могила Грэдинару была обнаружена.

Отец Василий уже немолодой человек, служит здесь 25 лет. Прежде его приход был в старинном храме Святой Пятницы (Вознесенская церковь), что на перекрестке нынешних улиц Александри и Уреке. Теперь там настоятель — его старший брат. Их отец также посвятил себя служению церкви.
Священник показывает ближайшие к храму захоронения.

— Здесь лежит прах Ефимия Чолака, одного из первых настоятелей этой церкви. Рядом — еще четыре могилы местных иереев, сменявших друг друга. Чуть поодаль — надгробный памятник долгое время служившему здесь моему прямому предшественнику отцу Анатолию Малаю и его супруге.

Мы осматриваем кладбище. Оно сравнительно небольшое.

Через весь некрополь от храма проходит заасфальтированная дорожка и исчезает в проеме каменного забора. Так удобно местным жителям, чьи многоквартирные дома стоят прямо за кладбищенской оградой. Вот и сделали этакий выход из мира мертвых в мир живых.

По обе стороны от тропинки — надгробия разных лет и эпох. Самому старому из них почти 200 лет. Но и это лишь предположение, так как на многих старинных памятниках уже не прочесть ни имен, ни дат жизни. Да и сами надгробия могли установить гораздо позже времени смерти человека.

Не писали в те времена на могильных плитах так, как сейчас, фамилию, имя, время рождения и время смерти. Вот, например, надгробие, о котором мы сказали чуть раньше, имеет такую надпись: "Здесь покоится прах раба божия Василия Степанова, умер в 1825 году".

А на обратной стороне этого уникального в своем роде надгробия, выполненного в виде вариации на православный крест, читаем: "Сей памятник сооружен Марией Згардан".

Мы процитировали эпитафию без допущенных в ней ошибок. Но, видимо, супруга покойного или человек, выполнивший эту надпись по ее заказу, были люди, грамоте в полной мере не обученные, из рабочих, как говорится. Недаром эта магала получила название Мунчешть — от молдавского слова "мункэ", работа.

А вот как выглядит склон кладбищенского холма по направлению к зданиям общежития. Груды мусора здесь — явление, увы, привычное, и городским властям нет до этого дела.

Наверное, когда-то здесь была настоящая классическая рабочая окраина города, ведь отсюда рукой подать до Заводской улицы, где, собственно, заводы и фабрики разворачивали свою деятельность еще до революции.

Есть здесь и надгробия без каких-либо "опознавательных знаков", судя по всему, также родом из века позапрошлого.

Большая их часть неухожена, но есть и те, вокруг которых все "гладко выбрито". Новые захоронения тоже имеются — кладбище, оказывается, действующее, в отличие, скажем, от погоста близ храма Св. Константина и Елены, что возле цирка. Оттуда, как многие знают, в связи с прокладкой скоростной трассы и срытием холма, являвшегося частью некрополя, останки не одной сотни усопших в начале второй половины ХХ века перенесли на новую тогда "Дойну". Те же захоронения, о которых никто не позаботился, попросту сравняли с землей, а многие кости попросту выбросили >>>

На Мунчештском же кладбище рядом с предками до сих пор хоронят их потомков. Например, рядом с надгробием, сооруженным Марией Згардан, есть могилы женщины и молодого человека с той же фамилией.

Вот за оградкой, у самой стены приходского новостроя, "особняком" лежит прах гвардии подполковника Ивана Иустиновича Лупашко, очевидно, участника Великой Отечественной войны.

Надгробия и надписи на них — не такие, как, скажем на Армянском кладбище. Если там всегда предавали земле преимущественно представителей высшего света, на могилы которых заказывали искусные монументы, то здесь, на Мушчештской магале, даже когда она вошла в черту города, хоронили чаще всего представителей бедных слоев населения. Для них в лучшем случае высекали каменные плиты с надписями, неровно высеченными с помощью подручных средств. Хотя и здесь присутствуют некие намеки на каллиграфию.

Но в целом, увы, в некрополе царит разруха и запустение. Вот лежит, бесхозное, настоящее произведение искусства — "кельтский крест", снятый с какой-то могилы.

У дорожки рядком стоят фрагменты памятника, аналоги которому мы сегодня можем и не встретить. Теперь эти обломки некогда роскошной скульптуры играют роль ограждения для брони.

Из-за того, что здесь, как и на любом другом старом кладбище, постоянно оседает земля, старые надгробия покосились.

А вот из земли торчит фрагмент плиты с надписью на иврите. Прежде чье-то надгробие, теперь оно подпирает небольшой крутой клон, чтобы грунт вокруг захоронения не менял форму.

И на этом куске обработанного камня, выполняющем ту же функцию, что и предыдущий, можно увидеть едва проступающие буквы иврита.

А эти свежие могилы, рядом со старой плитой, не то, что без надгробий, но даже без каких-либо крестов с надписями. Возможно, именно так во все времена хоронили здесь неимущих наших земляков — на продолговатом холмике посыпан песок в форме православного креста. Земля осядет, песок растворят дожди, и не найдет никто этих погребений. И будут ли их когда-нибудь искать?..

У прихода на реновацию территории и монументов денег, что очевидно, нет. А руки городских властей, видимо, до решения этого вопроса дойдут еще нескоро. А жаль, не ровен час, и порастет быльем кусочек нашей общей, дорогие кишиневцы, истории. Хотя, что уж говорить о не первостепенном по важности кладбище на Мунчештской улице, если даже "блатное" Армянское каждый год лишается сотен старинных надгробий. Давайте вспомним это видео, опубликованное недавно в другом, но не менее ключевом для Кишинева контексте. Слово — Алексею Петровичу, председателю Национального координационного комитета "Победа".

Так же, как и Армянское, Мунчештское кладбище "сократили" за счет возведения других объектов. На костях стоят у подножья храмового холма советские высотки, жильцы которых каждый день видят из окна погост. Та же история и с возведенными по другую сторону от некрополя общежитиями.
А в толще самого холма на проспект Дечебала глядят автомобильные ангары и другие рабочие помещения. Интересно, как там людям-то работается, под кладбищем?..
- Уж не знаю, как там работается, — говорит отец Василий, — но в домах и общежитиях живется несладко. Многие здешние обитатели — это прихожане нашего храма. Они нередко рассказывают мне о своих частых головных болях, о проблемах со здоровьем в целом. По ночам в их квартирах слышатся непонятные звуки, шорох, порой даже грохот. Свет сам по себе выключается и включается. В общем, нелегко им жить там, где прежде могилы были…
Такие места в Кишиневе — не редкость. Город наш вот уже почти 600 лет растет и застраивается постепенно, поглощая окраины, на которых обычно и располагались погосты. О других таких объектах мы расскажем вам в следующих публикациях.
Лента новостей
0